Добро Пожаловать в "Мир Моделей"
Все статьи

Морские узлы. Часть 1.

12 августа 2013

Мы ежедневно вяжем узлы. Можно сказать, с них начинается наш день: мы завязываем шнурки ботинок, галстуки, кушаки. Отправляясь в дорогу, затягиваем веревкой вещи и снова вяжем узлы. Когда мы едем отдыхать, нас опять преследуют узлы — на вещевых мешках, палатках, волейбольных сетках, рыболовных снастях.

Одним словом, веревка (шнур, канат) была и остается важным средством в руках человека. В наши дни даже в космосе люди не смогли обойтись без веревки, (это был особый синтетический трос): она применялась в виде страховочного фала при выходе космонавтов из корабля в космическое пространство. Для каких бы нужд ни применялась веревка, она немыслима без узлов, сделанных на ней хитроумных переплетении, связок и петель.

Как только мы берем в руки веревку, мы тут же начинаем думать, как ее завязать.

Существует немало профессий, работа в которых связана с вязкой узлов. Возьмите, к примеру, ткача, сапожника, портного. Умение завязывать узлы для них - операция исключительной важности, и они выполняют ее великолепно.

Без умения вязать узлы немыслимо себе представить профессионального моряка, рыбака, горноспасателя, спортсмена-скалолаза и дельтапланериста, строителя, монтажника-высотника, такелажника, пожарного. Эти профессии требуют умения вязать особые, необходимые для них узлы. Людей этих профессий видно сразу уже по тому, как они в руки берут веревку.

Два слова о ловкости, которую проявляют умельцы при вязке узлов. Как утверждает "Книга рекордов мира", издаваемая ежегодно английской пивоваренной фирмой "Гиннесс", по скорости вязки узлов чемпионом является некий Клинтон Бэйли, американец из города Пасифик-Сити в штате Орегон. В апреле 1977 года на соревнованиях лиги любителей вязки узлов он за 8,1 секунды завязал шесть узлов — прямой, шкотовый, "баранью ногу" (колышку), выбленочный, беседочный и штык с двумя шлагами.

Но, как это ни удивительно, девять из десяти сегодняшних жителей, не имеющих отношения к перечисленным выше профессиям, в умении вязать узлы совсем неопытны, в этом деле они более наивны, чем первобытные люди. Они в лучшем случае знают три узла и умеют завязывать (хотя и не всегда надежно и красиво) шнурки ботинок, галстук и бант. Но вот попроси их прочно связать две веревки, привязать веревку к столбу или сделать на веревке затягивающуюся петлю, они этого надежно сделать не сумеют. Почему? Да потому, что в каждом из трех отдельных случаев они пытаются применить один и тот же узел, который запомнили еще в детстве: пол-узла и еще пол-узла. Завязанный таким образом узел слаб и даже опасен. Надежность его нисколько не увеличивается, если добавляют еще один полуузел сверху двух.

Нередко мы тщетно пытаемся привязать собаку (едва не удушив ее), если у нас нет под рукой ошейника. Оказавшись на воде, мы не умеем прикрепить лодку к свае или рыму на причале, не знаем, как надежнее прикрепить к тросу якорь...

Большинство из нас не умеет завязывать простой и надежный узел, который в случае необходимости можно было бы легко и быстро развязать. А когда люди видят надежно завязанный, но не знакомый им узел, они восклицают: "О! Завязано морским узлом!"

Однако в наше время технический прогресс на флоте свел к минимуму потребность в узлах и во всевозможных ручных поделках на тросе. Матрос современного торгового судна или военного корабля в своей работе обходится десятком (может быть двумя) узлов. Почему же моряки так беспечно отбросили и забыли наследие прошлого? Почему оказались забытыми узлы, которые еще могут неплохо послужить им, как и рыбакам, горноспасателям, альпинистам, строителям, пожарным, яхтсменам и туристам?

Среди пожелтевших, хрупких страниц старинных морских книг живут забытые нами морские узлы. Их причудливые названия режут слух и даже сбивают с толку нашего морского современника. Но в этих узлах таится мудрость многих предыдущих поколений моряков всех стран, эти узлы воплощают в себе сочетание здравого смысла, простоты и надежности.

Просматривая старинные отечественные руководства по морскому делу и сравнивая их с нашими современными учебниками и пособиями по эксплуатации морского торгового флота, невольно замечаешь, что незамысловатый ограниченный перечень морских узлов в них не меняется и их схемы и рисунки уже более столетия "кочуют" из книги в книгу. Многие эти схемы и рисунки воспроизведены с искажением и даже с ошибками, а некоторые рекомендации по применению узлов уже давно устарели в связи с внедрением в эксплуатацию синтетических тросов и вводом новых норм и требований по безопасности судовых работ.

Задумав написать эту книгу, автор отобрал из своей коллекции почти полторы сотни наиболее интересных и полезных для применения в морском деле и в быту узлов. Около ста из них ни разу не были опубликованы в отечественной литературе. Очевидно, они заинтересуют не только моряков и рыбаков, но и яхтсменов, альпинистов, строителей, пожарных и людей других профессий, чья деятельность связана с применением веревок и тросов. Наверняка многие из этих узлов понравятся рыболовам-любителям.

Меня часто спрашивают, как я начал собирать коллекцию узлов?

... Страсть к коллекционированию у меня проявилась еще в детстве. Мой отец, дед, прадед и прапрадед были кадровыми офицерами Российского военно-морского флота, и в доме, где я жил, хранилось множество интереснейших вещей, связанных с историей флота, судостроения и мореплавания. В дедовских сундуках, помимо истлевших морских мундиров, потускневших от времени эполетов и кортиков, находились старинные морские карты, атласы, лоции, в шкафах - сотни книг о море и кораблях. Мальчишкой я начал собирать различные изображения парусных кораблей, якорей, маяков, морских узлов, носовых фигур парусников.

Интерес к узлам у меня вызвал отец, который тогда служил боцманом на эсминце "Ленин" и в свое время на Балтике считался отличным такелажником. Он оснащал первые советские учебные парусные суда. До школы я умел пользоваться десятком морских узлов, нередко вызывая недоумение матери и бабушки.

В военно-морском училище я с увлечением занимался такелажным делом и в свободное от занятий время плел маты, вязал кнопы и оплетки для бутылок. Преподаватель кафедры морской практики и такелажных работ В. П. Цюсевич, который служил мичманом еще в царском флоте, был большим знатоком вязки узлов и, видя мой интерес к этому делу, показал мне, помимо учебной программы, минимум которой предусматривал умение вязать 36 узлов, способы вязки еще примерно 50 узлов. С тех пор, пополняя свою коллекцию, я стал зарисовывать схему всякого не известного мне узла, встретившегося в пособиях по такелажному делу, атласах морских узлов, старых отечественных и иностранных учебниках по морской практике.

Нередко приходилось видеть новые узлы и другие способы вязки уже известных узлов во время плаваний.

В 1966 году судьба свела меня с замечательным такелажником, большим мастером своего дела Георгием Калакатронисом — боцманом греческого теплохода "Эфтихия", на котором я год плавал гарантийным представителем Всесоюзного объединения "Судоимпорт". Поскольку за рубежом моряки знания вязки узлов стараются держать в секрете (особенно от своих коллег по судну), боцман "Эфтихии", поняв, что я хочу зарисовать схемы некоторых узлов, сначала сказал, что он "все давным-давно позабыл". Когда я сам показал вязку нескольких не известных ему узлов, Калакатронис предложил, как говорят торговые моряки, "чендж" — обмен "узел за узел". Этот необычный обмен происходил при закрытых дверях каюты, так как боцман оговорил условие: "чтобы не видела команда". Я показал греку полтора десятка узлов, вязать которые меня научили мичман В. П. Цюсевич и позже В. М. Грязнов — в свое время преподаватель такелажного дела Ленинградского высшего инженерного морского училища имени адмирала С. О. Макарова, один из авторов атласа "Судовые такелажные работы". Особенно греку понравился калмыцкий узел. За него я получил не менее полезный и оригинальный узел, который в этой книге назван "пожарной лестницей".

Моя коллекция узлов продолжала пополняться, но очень медленно. После "Эфтихии" в 1968—1969 годах мне довелось год проплавать на кувейтском теплоходе "Ал Сабахиа", побывать во многих портах Европы, Африки и стран Среднего Востока. Во время плаваний "Ал Сабахии" нередко приходилось встречаться с нашими и зарубежными моряками. Естественно, что я не упускал возможности зарисовать не известный мне узел и научиться его вязать. Так в мой альбом морских узлов попало еще несколько схем.

Позже, работая три года в порту Басра, я почти каждый день общался с советскими и иностранными рыбаками. К коллекции прибавилось еще два десятка узлов, которые мне не встретились ни в одной из просмотренных книг.

К 1978 году удалось собрать более 500 морских узлов и дать им описание. Но через год я прекратил свои поиски и "охоту" за новыми узлами. Сделал это не потому, что не было свободного времени или из-за того, что исчерпал все возможности для сбора новой информации, а в связи с тем, что совершенно случайно стал обладателем такой коллекции узлов, о которой даже и не предполагал.

В 1979 году во время служебной командировки в Индию в одном из книжных магазинов Калькутты я случайно купил книгу, на обложке которой было написано "3800 узлов". Эта книга, объемом 620 страниц, в переводе с английского называется "Книга Ашлея по узлам". Впервые она вышла в свет в 1944 году в Нью-Йорке. Ее автор - американец Клиффорд Ашлей, бывший моряк торгового флота и художник-маринист - долгие годы, как и я, собирал рисунки, схемы и фотографии различных узлов. В поле его зрения попала не только вязка морских узлов, но и все виды такелажных работ, в том числе изготовление сплесней, огонов, кнопов, мусингов, бензелей, найтовов, марок, матов, сетей и пр. При этом Ашлей исследовал тонкости как судовых такелажных работ, так и всех других видов работ с тросами, канатами и нитями, выполняемых людьми разных профессий — ткачами, портными, скорняками, сапожниками, кружевницами, вышивальщицами и т. д. Не оставил он без внимания и такелажный инструмент, применяемый при работе с тросами - свайки, драйки, киянки, мушкели, берды, иглы и пр. За одиннадцать лет он нарисовал 7000 изображений, которые дают понятие о 3800 узлах, приспособлениях, инструментах и такелажных изделиях.

Хотя книга Ашлея - своего рода энциклопедия такелажного дела и наиболее подробная из всех книг, когда-либо изданных на эту тему, морские узлы в ней не выделены в особый раздел и их функции не разграничены. По приблизительным подсчетам в этом издании около 700 различных узлов, в разнос время придуманных людьми. В списке литературы, который приводит автор этой замечательной книги, более 200 использованных источников, но среди них нет ни одной ссылки на нашу литературу. В книге нет и таких узлов, которыми пользуются наши моряки, как калмыцкий, казачий, шлюпочный и буксирный.

Позже в Лондоне, в публичной библиотеке Британского национального музея, мне удалось разыскать еще две огромные книги по узлам — "Энциклопедию узлов и декоративных плетений" авторов Раула Грамо и Джека Хенсела, изданную в США в 1939 и 1942 годах, и "Искусство вязки узлов и сплесней", написанную Сайрусом Лоренсом Даем в 1947 году.

Несколько слов о названиях узлов. Многие названия морских узлов попали в наш морской язык из английского и французского языков еще в середине XVIII века. Во времена парусного флота русские моряки пользовались примерно сотней различных узлов, которые имели конкретные наименования. В наше время число названий морских узлов, которые находят применение на флоте, не превышает 40. Названия морских узлов, применяемые в различных странах, как правило, английские, причем многие узлы имеют одновременно два-три, а некоторые пять-семь названий.

В английском языке термин "узел" издавна обозначался, в отличие от русского языка, тремя разными существительными: "knot", "bend" и "hitch". Первое обозначает переплетение или связывание ходового конца с коренным, а также и утолщение на конце троса; второе — переплетение ходовых концов двух разных тросов для связывания их в один; третье - прикрепление ходового конца троса к какому-либо предмету, например к мачте, рею, скобе, рыму или к другому тросу.

Однако за последние полтора века в английском языке значения этих трех существительных смешались, и они стали взаимозаменяемыми. Например, русское название узла "рыбацкий штык" в современном английском языке будет соответствовать равнозначно "anchor knot", "fisherman`s bend" и "bucket hitch".

Перевод названий некоторых узлов с английского на русский язык нередко вызывает затруднения, и иногда они становятся невыразительными, длинными и труднозапоминающимися. Нескольким узлам, названия которых на английском языке не выражают какого-либо конкретного смысла в их характеристике, автор придумал и привел в книге свои названия, такие, как "дубовый", "водяной", "тещин", "кинжальный", "змеиный", "лиановый", "щучий", "олимпийский", "акулий", "лососевый", "тунцовый" и "роликовый". На английском языке эти узлы имеют описательные наименования, например "узел для привязывания рыболовного крючка для ловли лосося" (поэтому в книге он получил название "лососевый узел") и т. п.

В своих рассуждениях об узлах автор, по возможности, старался не отступать от норм отечественной морской лексики и терминологии. Правда, в отдельных случаях он употреблял вместо термина "трос" ("канат") существительное "веревка", что, конечно, режет слух моряков. Это можно объяснить тем, что в тех местах текста, где действительно фигурирует веревка, а не трос, при использовании последнего термина смысл бы исказился.

Знать узел и уметь быстро его вязать - две разные вещи. Вязка узлов - дело сугубо индивидуальное. Один и тот же узел разные люди вяжут по-разному. Например, прямой узел можно завязать, тремя способами и двумя способами развязать. Не имеет никакого значения, как вязали тот или иной узел, главное - результат: узел завязан быстро и абсолютно правильно.

Способы вязки узлов в этой книге показаны в виде схем, состоящих из двух-трех позиций (если узел простой, то из одной позиции, а сложный - из четырех) и стрелок, указывающих движение троса при вязке. Половина узлов представлена, помимо схем, изометрическими рисунками, дающими понятие, как должен выглядеть завязанный узел и как его применять. Текстовое объяснение процесса вязки узлов в большинстве из описаний отсутствует. Это сделано умышленно по двум причинам: движение концов троса указано стрелками и ясно без слов, а главное, по мнению автора, чтение текста и одновременная вязка узла с рассмотрением схемы требуют от читателя большого напряжения. Практика показывает, что такие наставления, как, например, "берут в левую руку ходовой конец троса, правой накладывают сверху коренной конец на ходовой, делают вокруг ходового конца шлаг против часовой стрелки, этот шлаг заводят влево внутрь петли" и т. п. (Ф. Г. Алексеевский. Такелажные работы. М.: Речной транспорт, 1962), очень сковывают действия читателя в процессе самообучения вязки узла.

Чтобы самому научиться по этой книге вязать узел, сначала следует понять его схему и принцип. После этого нужно повторить схему на веревке, завязывая узел "в лоб" (т. е. руководствуясь стрелками на схеме), чтобы добиться полного соответствия с последней позицией схемы. Проделав это несколько раз подряд, запомнив схему и поняв принцип узла, читатель сам найдет для себя наиболее рациональный способ его вязки.

Любой из представленных в книге узлов только тогда станет полезным средством в руках читателя, когда последний будет уметь завязывать его по памяти буквально с закрытыми глазами, быстро и четко, с полным соответствием схеме. Если человек точно не помнит, как нужно правильно завязывать тот или иной узел, и представляет его лишь в общих чертах, то лучше такой узел не вязать совсем.

Чтобы самому с помощью этой книги научиться вязать узлы, нужно немного терпения и два метра мягкой (но не рыхлой) веревки. Лучше всего для этой цели использовать кусок бельевой веревки или эластичный резиновый жгут от детской скакалки. Учиться вязать узлы удобнее всего, положив веревку на какую-нибудь горизонтальную поверхность — стол, стоящий рядом стул или на пол.

В первую очередь следует обратить внимание на узлы, помеченные значком А. В книге таких узлов двадцать. Это самые универсальные и самые надежные из всех когда-либо придуманных людьми узлов. И самый лучший из них - булинь (беседочный узел) - "король узлов".

Несколько слов о прочности узлов. Относительная прочность узла при разрыве обычно выражается в процентах и определяется делением силы, потребной на то, чтобы разорвать веревку с узлом, на силу, которую нужно приложить, чтобы разорвать ту же веревку без узла. Узлы, как правило, слабее затягивающихся петель, которые, в свою очередь, слабее штыков. Например, прочность шкотового узла составляет 50 %, беседочного - 60 % и удавки со шлагом - 75-80 % прочности веревки без узла. Следует помнить, что обрыв веревки зависит от радиуса кривой, по которой завязана самая малая петля узла.

Чтобы читателю было легче ориентироваться в описании узлов с их концами, многочисленными переплетениями, открытыми и закрытыми петлями, обносами, шлагами и штыками, его вниманию предлагается толкование восьми основных понятий и терминов, которыми оперирует автор:

коренной конец - конец троса, закрепленный неподвижно или не используемый при вязке узла; противоположен ходовому концу;

ходовой конец - незакрепленный свободный конец троса, которым начинают движение при вязке узла;

петля (открытая) - ходовой (или коренной) конец троса, изогнутый вдвое таким образом, что не перекрещивается с самим собой;

колышка (закрытая петля) - петля, сделанная ходовым или коренным концом троса так, что трос перекрещивается сам с собой;

полуузел - одинарный перехлест двух разных концов одного и того же троса или двух концов разных тросов. Это первая половина прямого или бабьего узла;

обнос - обхват тросом какого-либо предмета (бревна, столба, другого троса, кольца, рыма, скобы, гака и пр.), сделанный таким образом, что оба конца троса не перекрещиваются;

шлаг - полный оборот (на 360 градусов) каната вокруг какого-либо предмета (бревна, столба, другого троса, кольца, рыма, скобы, гака и пр.), сделанный так, что после этого конец троса направлен в противоположную сторону;

полуштык - обнос тросом какого-либо предмета (бревна, столба, другого троса, кольца, рыма, скобы, гака и пр.) с последующим перекрещиванием тросом своего конца под прямым углом, без его пропускания в образовавшуюся закрытую петлю (не путать с названием узла "простой полуштык").

Автор считает своим прямым долгом выразить искреннюю благодарность Б. О. Кузьмину за помощь в подготовке эскизов иллюстраций к этой книге.

Древнейшее изобретение человечества

Завязывание узлов на веревке для се практического использования в различных профессиональных целях и в быту относится к числу древнейших изобретений человечества. Связывающие, затягивающиеся, стопорящие, быстроразвязывающисся, незатягивающиеся и многие другие узлы, придуманные человеком тысячелетия назад и верно служащие нам сегодня, поистине гениальны своей надежностью и простотой.

Можно предполагать, что первобытный человек придумал десяток, другой узлов раньше, чем научился добывать огонь. Очевидно, он начал применять узлы задолго до того, как изобрел лук и стрелу, лемех, колесо, иглу, якорь.

Быт, да и вообще существование первобытного человека, невозможно представить без веревки, сделанной из лиан, волокон растений, из полосок кожи или сухожилий убитых животных. Ею человек пользовался на охоте, рыбной ловле, связывал жерди и бревна своего жилища, прикреплял каменный молоток и топор к деревянной рукоятке, привязывал к дереву домашних животных, делал узду для лошади, вязал бревна плотов, связывал пленников, оснащал свои примитивные парусные лодки. Трудно перечислить все случаи использования нашими далекими предками веревки, да и нет в этом необходимости.

Умение вязать на веревке узлы в древности почиталось искусством, которое считалось родовым достоянием, ревниво охранялось от чужаков и передавалось от отца к сыну. Узел для человека, чья жизнь среди многочисленных опасностей природы была борьбой за существование, являлся своего рода верным средством как в битве, на охоте, ловле рыбы, так и у домашнего очага.

При первобытно - общинном и рабовладельческом строе, как и в более поздние времена, с узлами в жизни людей было связано немало примет, поверий и суеверий. Использование шаманами, знахарями и жрецами определенных узлов на веревке носило культовый, религиозный характер. Завязыванием определенных узлов на тетиве лука первобытный человек "изгонял" из своего жилища злых духов, исцелял болезни и т.п. В магическое свойство узлов свято верили древние греки и римляне. Многие дошедшие до нас труды греко-римских классиков сообщают о магической силе узлов. Вспомним Гомера: Эол дарит Одиссею кожаный мешок с противными ветрами, и этот мешок завязан волшебным узлом. Плиний Старший в своей "Естественной истории" серьезно и подробно описывает целебные свойства геркулесова узла, которым римские медики завязывали бинты на ранах.

В средние века мореплаватели стран Северной Европы свято верили в магическую силу трех узлов, завязанных на снастях корабля. Развязывая эти узлы последовательно, они, таким образом, вызывали на морс ветер.

Особенно много религиозных обрядов, относящихся к узлам, было у охотничьих племен Африки. До сих пор зулусы, убив на охоте какое-нибудь животное, обязательно на его хвосте завязывают узел. По их поверью, это предотвращает боли в животе после еды мяса убитого животного.

Известный английский историк религии и этнограф Джеймс Фрэзер (1854—1941) в своей книге "Золотая ветвь" пишет: "Что касается узлов, то народы во многих частях света питают глубокое предубеждение против завязывания узлов на своей одежде в определенные критические периоды, особенно при родах, бракосочетании и погребении". И далее: "У русских сеть со множеством завязанных на ней узлов считалась весьма действенным средством против колдовства. Поэтому жители некоторых областей России накидывали на свадебный наряд невесты рыболовную сеть, чтобы тем самым уберечь ее от напастей... Амулет в России нередко представляет собой просто узловатую веревку".

С самых отдаленных времен до наших дней человек не мог обойтись без узлов ни в плетении рыболовных сетей, ни в ткачестве ковров, ни в отделке нарядной одежды. Именно эти ремесла позволяют нам судить об узлах наших далеких предков, узнать, какими из них они пользовались. Узлы, завязанные ими на таком "тленном материале", как веревка из растительных волокон, кожи или сухожилий убитых животных, по мнению археологов, — редкая находка. Но, тем не менее, время сохранило нам несколько обрывков сетей и кусков веревок с завязанными на них узлами. Например, в 1920 году близ Выборга археологи нашли остатки плетеной рыболовной сети с каменными грузилами и поплавками из коры сосны. По мнению ученых, эта находка относится к пятому тысячелетию до нашей эры. На остатках сети отчетливо видны выбленочный и прямой узлы.

Сегодня мы применяем узлы, не задумываясь даже, что их возраст исчисляется не веками, а тысячелетиями. Нам и в голову не приходит мысль о том, что такие узлы, как выбленочный, прямой и беседочный, служили жителям Древнего Египта еще пять тысячелетий назад. Эти узлы сегодня можно видеть на так называемых "кораблях мертвых" - на самых древних моделях судов, дошедших до нашего времени. Они найдены археологами в некоторых пирамидах Египта. Такие модели вместе с различной утварью жрецы клали после смерти фараона в его гробницу. На этих кораблях ушедший владыка якобы отправился в последнее плавание в "Страну мертвых". Модели сделаны весьма искусно. Они точно соответствуют рисункам кораблей той же эпохи. На них есть предметы всей оснастки судна, включая весла, мачту, рей, блоки, снасти с узлами. Несколько моделей "кораблей мертвых" есть в экспозиции "Египет" Британского музея в Лондоне. То, что древние египтяне применяли упомянутые узлы, подтверждает археологическая находка 1954 года, когда были обнаружены остатки парусного корабля фараона Хеопса, где на обрывках снастей нашли беседочный узел. О применении египтянами выбленочного узла свидетельствует тот факт, что дверь третьего помещения гробницы фараона Тутанхамона была прикреплена веревкой, завязанной этим узлом.

Прямой узел, хорошо известный в Древнем Египте, широко был распространен в быту древних греков и римлян. Его изображение часто встречается на осколках ваз и кувшинов в виде их ручек. Он украшал жезл древнеримского бога Меркурия - покровителя торговли и назывался Nodus Hercules - геркулесовым узлом, так как этот древний герой носил шкуру убитого льва, передние лапы которого связывал на груди этим узлом. Древние римлянки геркулесовым узлом завязывали пояса своих туник.

Археологические и письменные источники по Южной Америке дают нам возможность считать, что люди племени инков — древних обитателей Перу не только широко применяли прямой и шкотовый узлы при строительстве висячих мостов из волокон растения магуэй, но и использовали узлы вместо письменности. Древние перуанцы являются изобретателями кипу - узелкового письма. Для этой цели они пользовались цветными шерстяными шнурами и узлами, имевшими от одной до девяти затянутых петель. С помощью комбинаций таких узлов астрономы Древнего Перу могли фиксировать любое число вплоть до пятизначного.

Изобретателями самых хитроумных и надежных узлов оказались моряки. Ведь именно им, а не постоянным обитателям суши приходилось иметь дело с веревками гораздо чаще.

Появившийся более шести тысячелетий назад парусный корабль был немыслим без веревок, которыми крепились мачты, поддерживались реи и паруса... А если вспомнить устройство большого парусного судна начала нашего века, например четырехмачтового барка "Крузенштерн", то это — десятки тысяч метров всевозможных снастей, сотни блоков, талей и пр. В основе оснастки судна с любым парусным вооружением всегда лежали узлы, а механика управления парусами строилась на тросах и блоках. От каждого члена экипажа парусного судна требовалось безукоризненное знание такелажного дела: умение сращивать концы, делать сплесни, огоны, бензели, кнопы, мусинги, плести маты, шить и ремонтировать паруса. Каждый матрос обязан был уметь быстро и правильно вязать десятки всевозможных узлов, причем делать это зачастую впотьмах во время шторма на многометровой высоте. Искусство вязания узлов моряками было доведено до совершенства. Ведь от этого зависела безопасность судна под парусами.

К расцвету парусного флота в морском деле насчитывалось почти 500 узлов, не считая кнопов, мусингов, различных оплеток и пр.

Многие морские узлы получили свое название от снастей, на которых они применялись, например шкотовый, фаловый, выбленочный, гинцевый, или по названию предметов, к которым они вязались, - сваечный, гачный, шлюпочный, бочечный, топовый и др. Некоторые узлы в своем названии содержат национальный признак, например: испанский (беседочный), французский (топовый), фламандская петля, турецкий узел и пр. Однако узлов, носящих названия стран, в морском деле немного, так как все морские узлы можно считать изобретением интернациональным и весьма древним. Ведь даже лучший из всех узлов беседочный, известный еще 5000 лет назад в Древнем Египте, был придуман финикийцами.

С появлением пароходов, которые менее чем за столетие вытеснили с морских дорог парусные суда, исчезла для моряков необходимость знать множество узлов. Искусство вязать узлы исчезало вместе с парусниками. И если еще в середине прошлого века доведенное до совершенства умение вязать узлы расценивалось всего-навсего как ремесло матроса, то в наши дни это редкость, ушедшее в прошлое и почти забытое искусство.

I. Узлы для утолщения троса

Простой узел (рис. 1). Это самый простой из всех известных узлов. Чтобы завязать его, надо ходовым концом троса сделать полуузел за его коренной конец. Его можно завязать на конце или на средней части троса. Для этого ходовой конец троса один раз обносят вокруг его коренной части и пропускают в образовавшуюся петлю.

Морские узлы
Рис. 1. Простой узел: а - левый; б - правый

В зависимости от того, как он завязан, простой узел может быть левым (рис. 1, а) или правым (рис. 1, б).

Это не только самый простой из всех узлов, но и самый маленький по размеру. При натяжении троса он так сильно затягивается, что подчас его очень трудно развязать. К нему как нельзя лучше подходит русская народная пословица: "Не велик узелок, да крепко затянут".

Этот узел, как ни один другой, портит трос, так как сильно его изгибает. Если, например, для подъема тяжести использовать новый растительный (пеньковый, манильский или какой-либо другой) трос, на котором остался неразвязанный простой узел, то трос, хотя и рассчитанный для подъема данного груза, оборвется, причем в том месте, где завязан простой узел. У моряков принято считать, что прочность нового растительного троса, на котором при сильной тяге был затянут простой узел, который потом развязали, будет меньше в два раза, чем прочность такого же троса, на котором узла не было.

Тем не менее, на флоте простой узел издавна находил применение. При работе с растительными тросами он служил временным средством для предотвращения расплетания их каболок и прядей. Его также вязали через равные промежутки 20-30 сантиметров на наклонных пертах бушприта и утлегаря, чтобы ноги матросов не скользили при работе с передними косыми парусами. Простым узлом с успехом пользовались для крепления деревянных балясин на временных штормтрапах. Этим узлом рыбаки некоторых стран брали так называемый "испанский риф": завязывали верхний угол кливера, чтобы уменьшить его площадь. Вот, пожалуй, и все случаи использования простого узла моряками в прошлом.

Простой узел может оказаться полезным и в быту. Иногда человек попадает в беду: при пожаре, чтобы спасти жизнь, он из полос простыней связывает узлами веревку. Обычно в таком случае применяют прямой или бабий узел (см. ниже рис. 25, 23). Применяя последний, на концах полосы из простыни нужно завязывать по простому узлу. Это даст гарантию, что бабий узел не развяжется под тяжестью человека, который будет спускаться по связанной веревке из окна.

Простой узел всегда применяют для завязывания на конце нитки, чтобы она не выскальзывала из материи, и для предотвращения расплетания конца веревки, если человек не знает, как наложить марку. Простой узел, несмотря на свою примитивность и свойство сильно затягиваться, является составным элементом многих узлов, о которых мы расскажем позже.

"Кровавый" узел (рис. 2). От простого узла этот узел отличается тем, что его ходовой конец, будучи введен в петлю, еще один раз обносится вокруг коренной части троса. Это почти вдвое увеличивает размеры узла.

Древние жители Перу - инки - пользовались подобными узлами с разным числом шлагов в изобретенном ими узелковом письме. Завязывая узлы на веревках определенного цвета и с числом шлагов внутри каждого узла от одного до девяти, они вели счет до пятизначного числа.

Существуют два способа вязки таких узлов. Если число шлагов не превышает трех, их делают ходовым концом троса внутрь петли (рис. 2, а), а если оно больше, то шлаги делают вокруг коренной части троса и ходовой конец пропускают внутрь (рис. 2, б).

С далеких времен парусного флота такие многократные простые узлы у моряков разных стран назывались "кровавыми". В реестре наказаний матросов военных флотов прошлого фигурирует забытое в наши дни избиение линьками и плетьми, которые именовались "кошками". Они представляли собой сплетенную из пенькового троса плетку, имевшую от семи до тринадцати косичек, но чаще - девять. Каждая, из косичек заканчивалась узлом, на котором было от двух до девяти шлагов. "Кошки" подразделялись на простые и воровские. Последние были более тяжелыми. Ими секли за кражу.

При наказании "кошкой" провинившегося матроса принизывали за кисти рук к решетчатому люку, который вертикально ставили на шканцах, или к стволу пушки. Как правило, при этом вдоль обоих бортов выстраивали всю команду корабля и боцман (или его помощник) под барабанный бой наносил удары "кошкой" по голой спине наказуемого. Число ударов исчислялось дюжинами. В зависимости от проступка матрос в наказание мог получить от одной до двенадцати дюжин. Обычно после третьего удара на спине "винившегося появлялась кровь, так как узлы, туго затянутые на концах косичек "кошки", прорезали кожу (отсюда и название узла). После первой дюжины ударов, окровавленные косички "кошки" слипались в один жгут и удары становились нестерпимыми, матросы теряли сознание и умирали в состоянии шока. Чтобы не терять таким образом в мирное время хорошо натренированных матросов, Британское адмиралтейство в середине XVII века издало ханжеский приказ: после первой дюжины ударов помощник боцмана обязан был разъединить слипшиеся от крови косички "кошки". Эта процедура носила название "расчесать кошку". Она повторялась после каждой дюжины ударов. Но даже самые выносливые матросы не могли выдержать шести дюжин ударов, теряли сознание от боли и погибали.

В современном английском языке сохранилось идиоматическое выражение "То scraich the cat" - "расчесать кошку", которое, напоминая о варварском наказании на кораблях, теперь имеет значение "облегчить страдание".

В наши дни "кровавый" узел утратил свое назначение и ходит другое применение как в быту, так и в различных профессиях, например, в портняжном и в переплетном деле для утолщения конца нити.

Морские узлы
Рис. 2. "Кровавый" узел: а - Первый способ вязки; б - второй способ вязки

Восьмерка (рис. 3). Этот узел считается классическим. Он составляет основу полутора десятков других, более сложных узлов различного назначения. В том виде, в каком он изображен здесь, этот узел в морском деле служит отличным стопором на конце троса, чтобы последний не выхлестывался из шкива блока. В отличие от простого узла он даже при сильной тяге не портит трос и его всегда можно легко развязать. Чтобы связать восьмерку, надо ходовой конец троса обнести вокруг коренного и затем пропустить в образовавшуюся петлю, но не сразу, как в простом узле, а заведя сначала его за себя же.

В повседневной жизни восьмерка находит широкое применение. Прежде всего, она очень удобна для закрепления троса, когда он проходит сквозь отверстие в каком-нибудь предмете, например, в деревянной рукоятке веревочного стартера подвесного мотора.

Этот узел можно применить для веревочных ручек деревянного ведра или бадьи, если веревка проходит сквозь два отверстия на выступающих концах деревянных клепок. В этом случае, продев веревку в оба отверстия, на ее концах с внешних сторон клепки завязывают по восьмерке. Двумя восьмерками можно надежно прикрепить веревку к детским санкам. Чтобы рука не соскальзывала с конца собачьего поводка, советуем завязать восьмерку. Кроме этого, она неплохо служит для крепления струн к колкам скрипок, гитар, мандолин, балалаек и других музыкальных инструментов.

Морские узлы
А Рис. 3- Восьмерка

Стивидорный узел (рис. 4). Как и восьмерка, этот узел является стопором для тросов, проходящих через шкивы блоков. Вяжется он таким же способом, но с той лишь разницей, что ходовой конец вводится в петлю после того, как будет обнесен вокруг коренного конца троса дважды. При затягивании этого узла надо следить, чтобы шлаги на коренном конце не перекрутились и не проскочили в петлю. Затянутый стивидорный узел легче развязать, если потянуть за петлю, которая находится ближе к коренному концу.

Название этого узла - американского происхождения. Оно впервые появилось в толковом словаре английского языка Уэбстера в 1890 году. Составители этого словаря заимствовали его из руководства по вязке узлов, выпущенного американской канатной фирмой "Стивидор роупс".

Морские узлы
Рис. 4 - Стивидорный узел

Юферсный узел (рис. 5). Этот старинный морской узел во времена парусного флота применялся для натягивания вант с помощью тросовых талрепов и юферсов. Его вязали на конце талрепа, чтобы последний задержать в отверстии юферса. На схеме даны два способа его вязки. Первый способ (рис. 5, а), основанный на простом узле, предусматривает ввод ходового конца в петлю снизу между коренным и годовым концами с последующим пропуском его под себя. Второй способ вязки юферсного узла (рис. 5, б) предусматривает завязывание восьмерки и протаскивание обоих кондов в соответствующие ее петли, как это показано двумя стрелками.

Особенность юферсного узла в том, что его сравнительно легко развязать даже в том случае, если он сильно затянут.

Морские узлы
Рис. 5. Юферсный узел:
а — первый способ вязки; б — второй способ вязки

Устричный узел (рис. 6). Несмотря на свое название, этот узел, как и восьмерка, благодаря своей симметрии, с успехом применяется музыкантами для крепления на колках струн скрипки, гитары, мандолины и других музыкальных инструментов. По своим размерам затянутый устричный узел намного больше восьмерки, и поэтому его используют в тех случаях, когда отверстия на колках по каким-либо причинам больше, чем нужно для той или инок струны.

У этого узла есть одна особенность завязывания: он затягивается в два приема (рис. 6, а). Сначала завяжите бегущий простой узел (см. ниже рис. 82) и затяните его. Пропустив ходовой конец троса в петлю, еще раз затяните узел. Если устричный узел затягивается в один прием, то он формируется неправильно.

На рис. 6, б показана схема устричного узла, свидетельствующая о его симметричности. В таком виде он может служить неплохим декоративным узлом-орнаментом для отделки женского платья или рисунком для вышивания.

Морские узлы
Рис. 6. Устричный узел:
а — схема вязки; б — узел-орнамент

Многократная восьмерка (рис. 7). Представьте себе, что вам необходимо обвязать веревкой большую картонную коробку, тюк или старый чемодан. Сделав это, вы обнаружили, что полтора метра веревки остались неиспользованными. Обвязав ходовой конец веревки вокруг той ее части, за которую вам предстоит нести этот груз, многократной восьмеркой вы не только укоротите веревку, но и сделаете удобную ручку для этой ноши. Узел "многократная восьмерка" может быть применен всех случаях, когда возникает необходимость временно укоротить трос или исключить ненадежную часть его длины из работы, если есть опасение, что он оборвется. Многократная восьмерка - неплохая ручка и для собачьего поводка и для веревки детских санок.

Чтобы узел получился ровным и тугим, по мере его завязывания утягивайте каждый шлаг, передвигая его к предыдущему. Если вам потребуется потом использовать всю длину веревки, многократную восьмерку нетрудно развязать. Как бы сильно она ни была затянута, веревки этот узел не испортит.

Морские узлы
Рис. 7. Многократная восьмерка

"Пожарная лестница" (рис. 8). В повседневной деятельности моряков, верхолазов-монтажников, строителей, пожарных, горноспасателей и скалолазов нередко возникает необходимость в использовании так называемого шкентеля с мусингами. Шкентелем на флоте называют вертикально висящий растительный трос, закрепленный за что-нибудь верхней частью, а мусингами - утолщения на нем, вплетенные в него в виде узлов, через равные промежутки. С помощью таких тросов матросы садятся в стоящие у борта корабля шлюпки. Но изготовленный шкентель с мусингами е всегда оказывается под рукой, когда срочно нужно спуститься по тросу за борт или подняться по отвесной стенке, если нет ни лестницы, ни штормтрапа. Представьте себе, например, такую ситуацию. С палубы стоящего в порту судна в воду упал человек. На палубе лежит свободная бухта растительного троса. Если вы бросите упавшему конец, то едва ли он сможет по нему подняться на борт: трос может оказаться синтетическим, а в порту на поверхности воды обычно есть слой нефти. Руки упавшего за борт человека будут скользить по тросу, не имеющему мусингов. В такой ситуации выручает "пожарная лестница".

Морские узлы
Рис. 8. "Пожарная лестница"

Как уже упоминалось, простой узел является составным элементом многих полезных узлов. "Пожарная лестница" состоит из серии простых узлов, которые очень быстро вяжутся один за другим (за полминуты можно завязать 20 узлов). Она великолепна своей простотой и эффективностью, но требует навыка и четкости в выполнении.

Вязка этого узла начинается с формирования определенного числа калышек, заведенных друг за друга. Возьмите в левую руку ходовой конец троса, отступя от его края 15-20 сантиметров. Сделайте первую калышку диаметром не более 10 сантиметров таким образом, чтобы коренной конец троса был снизу. Затем сделайте точно такую же калышку и прижмите большим пальцем левой руки к кончикам остальных. Точно таким же образом сделайте 5-7 калышек, ровно уложенных одна на другую. Чтобы они не съезжали и не перепутывались, наденьте их на вытянутые вверх пальцы (кроме большого) левой руки. У вас получится своего рода веревочный "стаканчик". Осторожно снимите его с пальцев так, чтобы он не рассыпался и не сплющился. Теперь ходовой конец, который вы держали в левой руке, пропустите внутрь этого "стаканчика" и выведите его наружу с другой стороны. Положите "стаканчик" на левую ладонь и обхватите его со всех сторон пятью пальцами. Загнутыми кончиками пальцев правой руки придерживайте верхний шлаг "стаканчика" и медленно, без рывков, тяните за ходовой конец троса, торчащий из "стаканчика" вверх. По мере вытягивания этого ходового конца на нем будут завязываться простые узлы. Их число будет соответствовать числу сделанных калышек, а расстояние между ними - длине их окружности.

Описанным способом узлы можно быстро завязать, закрепить один конец веревки за батарею, за ножку кровати (стола), другой конец выбросить в окно и при необходимости спуститься по веревке вниз (например, в случае пожара).

Возможна и такая ситуация. Нужно вытащить застрявший в грязи автомобиль. Есть длинная веревка и люди, готовые оказать помощь. Чтобы им было удобнее тянуть, завяжите на земле "пожарную лестницу" с таким расчетом, чтобы узлы шли примерно через каждый метр.

Часть 2.

Часть 3.

Автор - Л. Н. Скрягин.

Перепечатка и публикация на других ресурсах
возможна с разрешения администрации сайта
и обязательной ссылкой на ресурс.
Контакт webmaster@modelsworld.ru

Мой блог находят по следующим фразам

Написать комментарий

Выгодный обмен
  • spbwmcasher-05.278x278.jpg
  • spbwmcasher-04.278x278.jpg
  • spbwmcasher_2_переделка.278x278.jpg
  • spbwmcasher-02.278x278.jpg
  • spbwmcasher-01.278x278.jpg
Наш канал на YouTube
Мы ВКонтакте
Одноклассники